806

Развитие или геноцид: кому и как определять будущее России?

На этой неделе в одном деловом издании вышла статья руководителя центра городской экономики "Стрелка" Елены Коротковой. "Стрелка" занимается благоустройством городской среды не только в Москве, но и в других городах. Елена Короткова пишет о джентрификации. Что это такое? Реконструкция городских кварталов с целью привлечь более состоятельных жителей. В результате чего цены на квартиры взлетают, а небогатые жители вынуждены уезжать оттуда.

Елена Короткова пишет, капиталистическая модель развития города не предполагает, что в центре могут жить пенсионеры и люди с доходом ниже среднего. Далее цитирую: "Пенсионеры в России освобождены от уплаты налога на имущество, что позволяет условной пенсионерке без проблем жить в шестикомнатной квартире в высотке на Котельнической набережной. Если бы налог на имущество существовал, то содержание такого жилья оказалось бы для нее слишком дорогим. И пенсионерка, скорее всего, приняла бы единственное верное в этой ситуации решение — переехать в более дешевую квартиру, сдав жилье платежеспособной аудитории". 

Получается, когда была война — эта пенсионерка вместе со своей матерью дежурила на крыше дома, чтобы гасить зажигательные бомбы, которые сбрасывали немцы. Эта пенсионерка и миллионы подобных ей потом отстраивали этот город, кормили его, одевали, содержали, а теперь, в силу бедности, должны съехать, поломать весь привычный уклад и сдать свою квартиру нуворишам. Повторю еще раз: это пишет человек, чья компания задает тренд на градостроительство не только в Москве, но теперь и в других городах России.  Пишет фактически о том, что богатые люди должны жить в особых районах, вытесняя оттуда бедноту. Да, говорит далее Елена Короткова, джентрификация приводит к социальным волнениям, но содержать наши новые красивые районы за счет пенсионеров мы не можем. А я думаю, что эта самая пенсионерка сделала для города намного больше, чем люди с красивыми лицами и толстыми кошельками — и заботиться надо в первую очередь о ней. Работать ради нее, ради ее мозолей и надорванной спины. И московское правительство Сергея Собянина должно определиться в приоритетах. Приоритет — это московские пенсионеры, живые хранители истории и славы столицы? Или компании, которым они платят большие деньги и которые, оказывается, продвигают настоящий имущественный геноцид, называя его модным словом "джентрификация"? 

И вот почему я говорю, что новый конкурс управленцев "Лидеры России" — это очень удачная идея. Но вынужденная. Случай с уволенным министром труда Саратовской области, которая предлагала людям жить на три с половиной тысячи в месяц, и эта история с госпожой "Стрелкой" иллюстрируют: человек может хоть три иностранных университета окончить, а работать в России ему категорически нельзя — он не чувствует страны. Не понимает ее людей. Ради кого и чего он тогда работает? Ради зарплаты, премий и положения в обществе? А нам-то это зачем? 

Да, это следствие того, что социальные лифты в России не действуют. Ротация кадров происходит только между своими. Это признак тотальной коррумпированности всех систем — как госвласти, так и бизнеса. Лифты у нас только горизонтальные. Поэтому и проводится уже второй конкурс "Лидеры России". Нужны новые, принципиально новые и иные кадры. Потенциал тут огромный. Прием заявок завершают через три дня. А их уже более ста пятидесяти тысяч. Финал будет в марте следующего года, когда определятся триста лучших. Немного изменился и состав наставников — вместе со спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко, которая во вторник объявила о своем участии, общее число наставников составило ровно 90 человек. Как говорят французы, "крем де крем" российской топ-элиты. 

Напомню, особенность конкурса этого года — она мне тоже показалась интересной — теперь в нем могут принимать участие не только граждане России, но и иностранцы. А также, что важно, россияне, живущие за рубежом. От иностранцев требуется знание русского языка, достаточное для участия в конкурсе, и готовность работать на Россию как в самой стране, так и в представительствах за рубежом. Это, я считаю, очень грамотный ход: многие, кто уехал, уже пустили корни и им тяжело возвращаться, чтобы начинать все заново. А тут — куда переместился, там и пригодился.

Есть и еще одно нововведение: поднят возрастной ценз. С 50 до 55 лет. Просто потому, что в этом возрасте управленец энергию легко компенсирует опытом. Впрочем, это вряд ли станет тенденцией — все-таки понятно, что конкурс ориентирован на смену элит и подготовку управленцев на перспективу. 

Причем предусмотрели защиту от ловкачей. Еще на прошлом конкурсе "Лидеры России" слишком высокие баллы в тестовых работах становились причиной перепроверки результатов. Теперь пошли еще дальше — все полуфиналисты должны будут пройти перепроверку тестов в присутствии наблюдателей. 

На этой неделе ВЦИОМ провел опрос об отношении граждан России к этой кадровой идее. 82 процента респондентов поддерживают или скорее поддерживают проведение этого конкурса. И почти столько же — 80 и 79 — процентов считают, что конкурс "Лидеры России" поможет как профессиональному росту участников, так и быстрому продвижению по карьерной лестнице. О чем говорят эти цифры? Люди считают нынешний управленческий класс неэффективным. Они хотят изменений. Им не нужна сложившаяся административная аристократия — им нужны профессионалы. Аристократия — нет. Профессионалы — да. 

Телеведущий
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх