4862

Случай пиарщицы "Леруа", или Социология Чужого

Фото: facebook

Сама по себе Галина Панина, PR- и GR-менеджер компании "Леруа Мерлен Восток" (почему-то хочется сказать "Ост"), никому, разумеется, не интересна. Несмотря даже на ее генеалогические аргументы в пользу собственной значимости: "…Мои предки не для того были авторами первой конституции Российской империи, чтобы их потомка в таком тоне непатриотом называли".

К слову сказать, в Российской империи никакой конституции не было – первая, как известно, возникает уже в РСФСР в 1918 году, принятая V Всероссийским съездом Советов. Если же Галина имеет в виду Манифест Николая II "Об усовершенствовании государственного порядка" (т. н. "Октябрьский манифест", значительно скорректированный и дополненный в редакции от 23.04.1906 г.), то основным разработчиком этого документа был С. Ю. Витте, а никакие не Панины.

Другое дело, что получивший в считаные часы широкую известность "случай Паниной" представляется публике весьма значимым и в общественном, и в ментальном разрезе. Вот только в чем феномен (а может, и набор таковых), с ходу сформулировать трудно, поэтому реакция идет в рамках знакомой методологии: обличение русофобии и пристрастия к злобным фейкам, работающим против "наших", дополнение и корректировка списков "пятой колонны" (как за счет отдельной Галины, так и целой социальной страты – тех же пиарщиков). Поиск некоего барина, который придет и "ужо рассудит"; накажет вредителя, не отходя от зарплатной кассы (карты).

Да, прежде всего любопытна некоторая инфантильность отдельных представителей справедливо возмущенной общественности.

Они уповают на транснациональную корпорацию как на арбитра в наших идеологических противостояниях. Ну, это как жаловаться в оккупационную администрацию на действия чересчур ретивого коллаборанта. Скажем, полковнику наполеоновской армии в смоленской деревне 1812 года – на старосту, приказавшего посечь мужичков, одобрявших удачный партизанский рейд казаков Дениса Давыдова. Дескать, вы, хранцузский господин, старосту этого гоните на конюшню сами, а то никакого вам провианту и фуража. Самое интересное: полковник и впрямь мог наказать сволочь-старосту, но что, от этого расстановка сил, идей и статус-кво как-то значительно менялись бы? Понятно: тема фуража для полковника насущна, при этом большинство наполеоновских офицеров полагали, что несут русским мужикам свободу от рабства и тирании. Низкое и сиюминутное (провиант и фураж) работали на скорейшее достижение высшей цели, обеспечивали исполнение миссии.


Фото: facebook

Аналогию эту не стоит затягивать, просто мы переходим к следующему, уже вполне себе свежему этапу народной реакции на действия Галины Паниной. Акция гражданского общества, бойкот торговой сети "Леруа Мерлен". Сама по себе яркая затея базируется на старинной марксистской аксиоме о том, что капиталиста интересует исключительно прибыль, и ссориться с покупательской массой из-за ментального вывиха какой-то менеджерицы, к тому же набранной из местных, иностранные хозяева, с калькуляторами в головах, явно не станут.

Предположение, как минимум, спорно. Карл Маркс не предполагал такого явления, как экспансионизм транснациональных корпораций. Который базируется не только на голой бухгалтерии, но и на осознании некоей миссии. И колониализм не был лишен идеалистического драйва, "бремени белого человека", а сегодня это трансформировалось в "ценности цивилизованного мира", которые несут не штыки, но тренинги, буклеты и ценники с сейлами. Для какой-нибудь компании-монстра приоритетна защита прав ЛГБТ на осваиваемой территории. Для другой – образовательное миссионерство и "воспитание лидеров". И, похоже, всем без исключения враждебен или, как минимум, некомфортен, здешний патриотизм, национальный подъем, и подавление/размывание соответствующих настроений – обязательная часть произвольной (вне прямого извлечения прибыли) программы. Надо понимать, что при наборе и подготовке персонала прежде всего включаются не бизнес-подходы, но тесты на лояльность.


Фото: facebook

Потому уместно предположить, что Галина Панина сработала говорящим подсознанием корпорации. А может, еще проще – простимулировала собственный карьерный рост, с учетом настроений и комплексов руководства. Или – уже непринципиально – предотвратила служебные неприятности. Заслуги перед восточным филиалом у нее, оказывается, имеются, вот что пишет в "Фейсбуке" гражданский активист из Красногорска, Евгений Соседов: "…В "Леруа" с 2011 года принципиально ни ногой. Пиарщица вела против нас информационную войну во время незаконной стройки гипермаркета в зонах охраны Архангельского и получала за это от французского руководства повышенные премии. Вырубка мемориальной аллеи, высаженной еще живыми на тот момент ветеранами, и захват охранной зоны одной из главных русских усадеб, на мой вкус, мало чем лучше высказываний про "ватку". Мы тогда митинговали, пикетировали, дежурили у деревьев, чтобы их не попилили для въездов к гипермаркетам, выставляли живой щит, судились, собирали подписи, снимали репортажи и писали статьи в российских и европейских СМИ...

Но пиар-девушка чувствовала себя хозяйкой положения и ухмылялась, понимая, что наши чиновники за деньги мать родную продадут, не то что ветеранов и охранную зону, а продажные СМИ и блогеры (и т. н. патриотические и т. н. либеральные) будут публиковать заказуху на активистов".

А вот комментарий самой героини кейса, тоже весьма показательный: "У генерального директора компании был только вопрос: "Галина, что делать? Какие предложения?" Я предложила ему антикризисный план. Руководство его приняло, и мы по нему работаем. Мне очень нравится наш осознанный менеджмент".

Из этого блудливого набора слов совершенно ясно, что реакция "Леруа Мерлен" сколь уклончива, столь и издевательская. Словом, есть серьезные сомнения в эффективности народного бойкота.


Фото: facebook

Поэтому перейдем к главному, но сначала отметим, что Галину Панину совершенно зря мешают с медийными лицами оппозиции вроде Латыниной-Улицкой-Лариной с их навязшими в ушах антироссийскими инвективами нижеплинтусового уровня. Всё же "эхомосковские" либералы – привычная часть пейзажа, рудимент советского диссидентства, краснокнижные особи. Тогда как Галина Панина и Ко – явление социальное, массовое: пиар- и бренд-менеджеры, бизнес-коучи, дилеры множества видов и направлений (у "Кровостока" есть трек с малоцензурным названием, где представлен каталог модных профессий). Те, кто работает в колониальных корпорациях или собирается там работать, мечтает о подобной службе – неважно, насколько обоснованно. 

Самое интересное, что в социологию оппозиции эта отнюдь не малочисленная социальная группа практически не попадает, ибо в кодекс поведения идеального бизнес-солдата органично входит заповедь "молчи, скрывайся и таи". Но люди остаются людьми – иногда под напряжением национальных страстей (Крым, Донбасс, успешное выступление сборной на ЧМ-18) пробки вылетают, и мы – не в первый и не последний раз – наблюдаем рядом разъяренного и оскалившегося Чужого.

Галину Панину стоило бы поблагодарить за эту внезапную и много проясняющую социологию.

Литературный критик
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх