3628

А где был муж Натальи Рудкозубовой?

Можно рассказывать про огромное количество розыгрышей, про то, что не хватает врачей, машин, водителей, бензина, медикаментов. А в этот момент за стеной по улице на автобусе с зашторенными окнами повезут гроб с телом Натальи.
Можно рассказывать про огромное количество розыгрышей, про то, что не хватает врачей, машин, водителей, бензина, медикаментов. А в этот момент за стеной по улице на автобусе с зашторенными окнами повезут гроб с телом Натальи.

А где был муж Натальи Рудкозубовой? Муж работал.
Вот представьте, что у вас молодая жена с двумя крошечными детьми. И у жены – астма. И вы про это знаете, потому что уже несколько раз случались приступы в вашем присутствии, и вы вызывали "скорую ". Утром вы уходите на работу, берете с собой заряженный телефон и говорите жене – если почувствуешь приступ, то быстро скинь эсэмэску – я вызову скорую или сам приеду.
Это же нормально, правда?
А еще нормально, когда в доме есть лекарство – специально, чтобы снять симптомы астмы.
Вместо этого в ярославскую "скорую " начинает звонить младшая сестра Натальи – 10-летняя Юля. Звонит несколько раз, просит врачей приехать, а диспетчер, слыша в трубке детский голос, не верит, думает, что ее разыгрывают.
Юля: "Я позвонила, мне сказала - девочка, ты, наверное, шутишь, кого-нибудь взрослого позовите. Я сказала, что взрослого никого, кроме меня нет. Мы не будем принимать звонок, только от взрослых принимаем".
Заведующая подстанцией Марина Хамицкая: "Девочка называла неправильные фамилии, телефон не смогла нормально назвать. Тем не менее диспетчер вот как-то смогла, задала ей все необходимые вопросы".
Задала вопросы, но бригаду не отправила – "скорая" приехала только после звонка из полиции – соседи, услышав крики из квартиры умирающей Натальи, позвонили в органы.
Все это время Юля видела, как умирает ее сестра.
Дети Натальи тоже были в доме – но, слава Богу, они еще слишком малы. Их память не сохранит картины задыхающейся матери – так устроен человеческий мозг. Все самое прекрасное и самое ужасное стирается в возрасте трех лет. Они не будут помнить ни объятий матери, ни ее страшных мучений.
Конечно, логика диспетчера "скорой " - это логика виновного, который старается оправдаться. Если звонит ребенок, диспетчер не должен думать о розыгрыше. Он должен думать о том, что рядом с ребенком нет никого из взрослых, кто может помочь, а потому просто необходимо отреагировать быстро и полно. И если звонок окажется действительно розыгрышем, то и пусть. Хуже, если из-за твоей нерасторопности и недоверия погибнет человек. Вот так, задыхаясь на глазах собственных детей и младшей сестры. Можно рассказывать про огромное количество розыгрышей, про то, что не хватает врачей, машин, водителей, бензина, медикаментов. А в этот момент за стеной по улице на автобусе с зашторенными окнами повезут гроб с телом Натальи…
Диспетчер не должен судить о правдивости звонящего в "скорую". Он должен выполнять свою работу, не задумываясь о том, правду ему говорят или нет. Иначе судить будут его.
Не надо рефлексировать. Надо работать. Просто тупо работать, выполнять должностные инструкции и условия договора. От "А" до "Я". Ничего больше.
И последнее. Я все же не понимаю, а где был муж Натальи? Почему вся эта трагедия прошла мимо него?

Телеведущий
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх