4212

Лживые мечты из капсулы времени

В России вскрыли послания к потомкам, написанные 50–100 лет назад.
В России вскрыли послания к потомкам, написанные 50–100 лет назад.

В ноябре по всей России распечатывают капсулы времени — пятьдесят лет назад, в день полувекового юбилея Великой Октябрьской социалистической революции, в них замуровали письма к потомкам. Если бы не чугунные, гранитные и мраморные таблички с наказом вскрыть в 2017-м, про эти послания, наверное, благополучно забыли бы. Седьмое ноября уже не красный день календаря, не помпезный праздник.

Для нынешней молодежи Великая Октябрьская социалистическая революция всего лишь глава в учебнике. И у них, школьников двадцать первого века, эти юбилейные письма с клятвами верности делу Ленина и мечтой о коммунизме вызывают только усмешку:

"Вы что, дед, действительно тогда верили в такие фантазии?"

А ведь очень верный вопрос — ведь в этих ржавых капсулах времени были спрятаны лживые мечты.

"Мы выражаем надежду, что вы, поколение 2017 года, воплотите в жизнь наши мечты о самом справедливом коммунистическом обществе", — вот стандартная цитата из подобных посланий.

Где бы ни вскрывали капсулы времени — в Архангельске, Пензе, Красноярске, Новороссийске, других городах и поселках, — содержание их примерно одинаковое. Отчеты об успехах в труде — намолотах, надоях, прочей сверхплановой продукции, клятвы верности идеалам революции и обязательная фраза о счастливом будущем.

"Мы уверены в том, что коммунизм, за построение которого боремся, неизбежен, как неизбежен восход солнца", — это цитата из послания комсомольцев Курской области.

Хотели же мы тогда совсем другого, желания у каждого из нас были простые и конкретные. Давайте, седовласые комсомольцы и пионеры, признаемся честно: не о коммунизме мы мечтали в 1967 году. Все было гораздо приземленнее и проще.

Джинсы с Шариком

Юбилейная монетка из 1967-го, советский полтинник с крейсером "Аврора", сохранилась у меня с той поры. Мог бы потратить на мороженое, но спрятал подальше — хотел накопить денег и купить джинсы. Американские штаны были тогда для нас, школьников, почти недостижимой мечтой. Желали те, что попроще: польские джинсы с собакой на заднем кармане — Шариком из польского сериала про четырех танкистов.

Такие штаны у меня все-таки появились, родители подарили, и обновка стала предметом зависти всех дворовых мальчишек.

Парни постарше мечтали о пластинках The Beatles. Магнитофонные ленты знаменитой ливерпульской группы переписывали друг у друга сотни раз, и качество ухудшалось до хрипоты. Но из окон наших квартир звучал не "Интернационал", а голоса ливерпульской четверки:

Yesterday,
All my troubles seemed so far away
Now it looks as though they're here to stay
Oh, I believe in yesterday...

Полвека прошло, а все помнится, словно было вчера. И желания, роившиеся в голове и в сердце, тоже не забыты. Девчонки из нашего класса тоже мечтали не о коммунизме, а о любви. А еще — о модных нарядах и хорошей косметике. Все это было дефицитом, и барышни пытались скрашивать унылость школьной формы кружевными воротничками и фартуками с рюшами.

Пионерские галстуки и комсомольские значки в школах считались непременными атрибутами костюма, но особой любви к ним не было. Выходя на улицу, мальчишки чаще всего прятали галстуки в карманы: хотели выглядеть постарше и не желали быть одинаковыми.

Свои мечты мы вешали дома на стенку — перед письменным столом у каждого пацана был свой "иконостас". Больше всего ценились плакаты из западных грампластинок и вырезки из журнала "Америка". На них шикарные автомобили, голливудские красавицы — сладкий сон, который казался тогда несбыточным.

На постере, который висел над моим столом, девушки в радуге брызг выбегали из моря. А ниже были напечатаны слова: "Друзья, ликуйте в счастья час и плачьте, если горе. Что в Калифорнии у нас, то всюду будет вскоре!"

А реальностью в СССР были длинные очереди за колбасой. Купить "докторскую" было счастьем. К празднику в честь Октябрьской революции на предприятиях выдавали пайки — их стыдливо называли "продовольственными заказами".

Тем, кто был поближе к начальству, доставались баночки с красной икрой и тихоокеанским лососем. Простые работяги радовались набору для холодца — это пара говяжьих копыт и четыре свиные ножки. Не о коммунизме наши родители думали тогда и не о полетах в космос: прикидывали, как бы дотянуть до следующей зарплаты.

Пожалуй, единственной искренней великой мечтой было желание мира — слишком много горя советский народ хлебнул во Вторую мировую войну. И третьей войны мы боялись как огня, и этот страх заставлял терпеть полупустые прилавки, стоять в очередях, вкалывать на полях и заводах.

А ведь сбылись желания-то!

Будем честными: послания, хранившиеся в капсулах времени, писались тогда по комсомольской разнарядке. Идеологически выверенные, многократно утвержденные в партийных инстанциях тексты сейчас кажутся лживыми и мертвыми. Так оно и было, именно поэтому и рухнул СССР: декларированные коммунистической партией и комсомолом мечты сильно отличались от простых желаний людей.

Видимо, Бог не читает письма, а смотрит в сердца. Искренние желания, которые зрели полвека назад в наших душах, сбылись. Джинсов в шкафах — на любой вкус, сороконожку нарядить можно. Автомобилей любых марок на улицах даже небольших городов столько, что ни протолкнуться, ни припарковаться.

Прилавки от колбасы и прочей снеди ломятся не только в столице, в любом райцентре есть свои супермаркеты. Дошло до того, что на дачу в деревню уже не вожу продукты из города: в сельском магазине выбор ничуть не хуже.

Читать можно все, любые книги доступны в Инете. За томик Солженицына уже не потащат в КГБ, а спорить публично можно о чем угодно, в социальных сетях уживаются самые крайние мнения. В кошельках доллары лежат рядом с рублями, за границу можно поехать запросто — хватило бы только денег.

А легендарных рокеров можно услышать не только на пластинках: в ноябре группа Scorpions вживую выступала в Москве и Питере.

Так что наши мечты сбылись, уважаемые господа и товарищи.

А одолевшая пенсионеров ностальгия по СССР — это всего лишь тоска по нашей юности. Наши дети и внуки не желают жить фальшивыми мечтами из прошлого, не хотят повторять наши ошибки. И это, я уверен, наверняка к лучшему.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх