2569

Война памятников, дипломатия памятников

Предпринятая бандеровскими диверсантами попытка уничтожения памятника защитникам Луганской Народной Республики "Они отстояли Родину" заставляет всех нас ещё раз задуматься над проблемой симметричности нашего ответа распоясавшемуся нацизму.

Выходка, устроенная пробравшимися в Луганск его адептами, говорит о том, что заставить это зигующее отребье считаться с нами сможет только угроза нанесения их интересам равнозначного ущерба.

Война памятников осуждается многими. Осуждается справедливо: не нужно большого ума, чтобы разбить монумент. К тому же статуя — не человек, за себя постоять не сможет: даже у отпетых бандитов кураж такого рода считается признаком дурного тона. Да и бессмысленное это дело — воевать с прошлым: его ведь, как известно, уже нет и не будет.

Хотя многие, подобно одному весьма недалёкому правителю из Поднебесной, наивно считают, что если высыпать прах некогда проштрафившегося ныне покойного вельможи из серебряной урны, высечь бренные останки розгой и засыпать его в бронзовую погребальную ёмкость, то этим самым исправятся ошибки прошлого. Находятся и желающие воспользоваться такой наивностью: уничтожение памятников и переписывание истории — лучший способ утраты корней.


Фото: скриншот YouTube

Заметьте, все крупные потрясения минувших эпох сопровождались попытками порвать с собственным прошлым: достаточно вспомнить и французских якобинцев, и китайских цзаофаней времён товарища Мао, и наших троцкистов. Иногда катастрофа начиналась именно с пересмотра истории: вспомним последние годы существования СССР, когда целились в сталинизм, а попали в Россию.

Нынешняя постукраинская катастрофа тоже начиналась с отречения от старого мира и отряхивания с ног его праха. Вспомним, как витии на Евромайдане призывали к строительству светлого европейского будущего и ради этого настаивали на том, чтобы пожертвовать пережитками "совкового наследия". Правда, при этом как-то забывали, что этот самый "совок" четверть века кормил Незалежную. Скажите, стало ли сытнее украинцам от того, что отправили в утиль "Южмаш", АНТК имени Антонова, Львовский и Запорожский автозаводы? Разумеется, нет.

Вспомним, с каким упоением "евромайданщики" крушили памятники советской эпохи при том, что многие из них давно стали не только частью городской застройки, но и весьма ярким элементом местного колорита. Как, например, памятник Ленину в Харькове на самой большой площади европейского континента: проследовав в направлении, задаваемом указующим перстом Ильича, любитель пива обретал для себя весьма вожделенное после третьей бутылки самое что ни на есть "светлое будущее" в доме работы неизвестного архитектора.


Фото: соцсети

Многие уничтожаемые необандеровцами памятники являлись самыми настоящими произведениями искусства, занесёнными в мировые каталоги, оцениваемыми в весьма круглые суммы и имеющими незаурядную историю. Как, например, разбитый в Киеве в дни Евромайдана памятник Ленину работы знаменитого скульптора Сергея Меркурова, удостоенный награды на Всемирной выставке в Нью-Йорке в 1939 году. По этому поводу так и вспоминается знаменитое: "Вместо статуй будут урны революции культурной…"

В связи с этим возникает мысль о дипломатии памятников как противовесе войны памятников. Идея простая: любой монумент имеет стоимость, и если неприемлемый нам памятник дорог нашим противникам, то почему бы не выменять его на то, что дорого нам?

Лично я отношусь к числу наиболее радикальных сторонников полного избавления Донбасса от украинского наследия. Например, мне очень не нравится, что созданный руками киевского скульптора-кичмена Воронского истукан совершенно чужого для нас Тараса Шевченко уродует пейзаж столицы шахтёрского края. Ведь и сам монумент, и постамент под ним — откровенная халтура: таких, ничем друг от друга не отличающихся памятников Кобзарю Воронский изготовил аж три, и были установлены они в Торонто, Черкассах и Сталино, как тогда назывался Донецк. А постаментов оказалось два: на втором в Днепропетровске был установлен памятник Ленину работы того же самого автора. Спрашивается: зачем страдающему от украинских обстрелов Донецку нужен не просто пошлый кич, а языческий идол, которому поклоняются необандеровцы?

Мне претит, что на родине основателя русского кинематографа (режиссёр и продюсер Александр Ханжонков — родом из Донбасса, память о его родовом поместье закрепилась в названии железнодорожной станции Ханжонково и одноимённого района Макеевки) в его память названа всего лишь маленькая кинокофейня. Зато в честь того же Шевченко, не имевшего никакого отношения ни к Донбассу, ни к киноэкрану, назван крупнейший в городе многозальный кинотеатр.


Фото: соцсети

Интересно, что идолопоклонство перед Кобзарём оказалось весьма вредным: однажды попытался разыскать во Всемирной паутине дату премьеры интересующего меня фильма, так вот по запросу "кинотеатр имени Шевченко" поисковик вместо Донецка завёл меня в… Симферополь. Случай, конечно, анекдотический, но весьма поучительный: пользы от однообразных названий очень мало.

Очень хочется, чтобы вместо памятника Шевченко в Донецке возвышался монумент настоящим русским героям Гиви и Мотороле, чтобы бульвар Шевченко стал проспектом Русской Весны. Чтобы всё наносное украинское на улицах шахтёрской столицы уступило место нашему, русскому, в его донбасском исполнении.

И здесь не нужно демонстративно уничтожать украинские памятники, как это делают озверевшие необандеровцы. Ибо ценности наших врагов — это тоже ценности. И на них мы можем выменять то, что дорого нам. Или одёрнуть погромщиков.

Например, оскверняют националисты монументы советским воинам в Галиции. Хорошо — в Донбассе ставят ребром вопрос о сносе памятников тем же украинским писателям, демонстративно увязывая эту меру с действиями галичан. Пусть в результате не будет снесено ни одного мемориального сооружения, одна лишь угроза такого ответа заставит бандеровцев трижды подумать, прежде чем устроить выходку.


Фото: скриншот YouTube

Или, например, предложить выменять оскверняемые "нациками" мемориалы советским воинам на тот же самый памятник Шевченко. Или демонстративно подарить донецкого Кобзаря канадцам: как я уже говорил, было изготовлено три монумента, один из которых уехал за океан. Его судьба сложилась печально: в декабре 2006 года статую похитили неизвестные и продали на металлолом за двадцать тысяч канадских долларов, что примерно равняется пятнадцати тысячам тех самых "зелёных". Полиция смогла найти только перекупщиков, но те уже успели превратить бронзу в слитки и продать её в Китай.

Дончане и луганчане не любят бороться с историей и без нужды демонтаж памятников не производят. За три года, прошедших со дня начала Русской Весны, во всём Донбассе прекратил существование всего один украинский мемориал. Он был установлен на стене одного из корпусов Донецкого национального университета и был посвящён его выпускнику — националисту, диссиденту и не шибко талантливому поэту Васылю Стусу. Демонтировали его потому, что авторы не рассчитали массу конструкции и стена дала трещину. Монумент убрали на задний двор, где он и поныне дожидается своего переезда в Винницу, куда в 2014 году убежала пробандеровски настроенная часть профессуры и студенчества.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх