8791

Дети, убитые равнодушием

Гибель мальчишек, погибших от рук родного отца в Сасово, можно было предотвратить — как и множество других трагедий с детьми.
Гибель мальчишек, погибших от рук родного отца в Сасово, можно было предотвратить — как и множество других трагедий с детьми.

Под Рязанью в тихом городке Сасово перед выходными случилась беда, которая болью отозвалась и в моём сердце. Мужчина зарезал двух своих сыновей, мальчишек девяти и двенадцати лет, потом убил жену и себя. Женщина успела позвонить в скорую, кричала, что нужна помощь, что дети ранены, у мужа в руках нож.

Когда медики и полиция приехали по указанному адресу, они уже не смогли никому помочь — мальчики и женщина были уже мертвы. А 36-летний Алексей, устроивший этот ад, ещё дышал, истекая кровью. Убив свою семью, он нанёс смертельные раны и себе.

Мотивы и причины ужасного преступления сейчас ищут следователи, опрашивают соседей. То же самое делают и мои коллеги-журналисты. Ответы жителей улицы Лермонтова стандартные, словно под копирку:

"Нормальная вроде была семья, родители не алкаши, и дети у них были хорошие…"

Дом, в котором жила погибшая семья, из тех, которые принято называть частными. Обычное деревянное строение, без шика, но ещё крепкое.

Окна наглухо занавешены портьерами: привычка закрываться от чужих глаз у нас, россиян, неистребима. Городим высоченные заборы, ставим железные двери. И живём за бронёй, словно в танках.

Иностранцев, которые приезжают в Россию, куда больше питерского Эрмитажа и Московского Кремля поражают наши дачные посёлки.

"Зачем вам такие высокие железные заборы? — каждый раз спрашивают меня гости из соседней Финляндии. — Ведь вы сжимаете пространство вокруг себя, живёте, словно в железном контейнере!"

Правы, ох, правы эти настырные чухонцы! Мы сами не заметили, как привычка жить в футляре, описанная ещё Чеховым, стала массовой заразой. Одни прячут свою бедность, другие — своё богатство, и все почему-то прячем свои эмоции, свою жизнь.

Нас с детства учат не соваться в чужие дела. Мол, зачем нам чужие проблемы? Заметьте — кровопролитие в далёкой Сирии волнует нас куда больше, чем ссора в соседней квартире. Позвонить в полицию по такому поводу тоже решится далеко не каждый — "стучать" у нас на Руси ой как позорно! Ну, и хлопотно — вдруг в свидетели привлекут? Вот и происходят трагедии, подобные той, что случилась в Сасово. Причина многих семейных драм в том, что мы, соседи, делаем вид, будто слепы и глухи. А может, и вправду глохнем?

Распахните души и окна

Не думайте, что обычай коптить небо по принципу "моя хата с краю, ничего не знаю" — типично российское изобретение. Когда-то так жили во всех европейских странах. Историки подтвердят: в Средневековье там было куда мрачнее, чем на Руси. Привычке жить открыто всего пятьсот лет. В нынешнем году исполняется пятьсот лет начала Реформации. Священник Мартин Лютер тогда призвал своих соседей и прихожан жить по новым правилам. В двух словах смысл его манифеста можно выразить кратко — распахните настежь свои души и окна!

Жить по христианским правилам, не пряча грехи, оказалось непросто. Пасторы ходили по улицам и заглядывали в окна: всё ли у их прихожан в порядке в семье, не пьянствуют ли, не случается ли рукоприкладства? Закрытые ставнями и шторами окна стали первым признаком, что люди хотят скрыть что-то плохое. Привычка к распахнутым занавескам в Финляндии, Швеции и прочих странах, где укоренились рожденные Реформацией конфессии, стала массовой. Как и уже неистребимое желание сообщать властям о любых случаях нарушения общественного порядка. Гражданский долг — так называют это финны и немцы, давно уже в своей массе совершенно не религиозные люди. А мы в России продолжаем считать такую помощь полиции кляузой.

Жить под стеклом не страшно, даже полезно. Попробуйте разбить свою стальную броню — улыбнитесь соседям, попробуйте поговорить с ними не только о погоде. Поверьте, чаще всего за высокими заборами и бетонными стенами живут хорошие люди. И если случится беда, они готовы прийти на помощь. Так же, как и вы к ним.

Чужие дети

Однажды, стоя у лифта, вдруг поймал себя на мысли, что не хочу заходить в кабину вдвоём с девочкой-подростком. И дело не только в том, что подумал, будто школьница может испугаться чужого дяди. Причина была в том, что многие мужчины сейчас боятся приближаться к незнакомым детям — не дай бог заподозрят, что педофил.

Судьба питерского священника Глеба Грозовского у всех на слуху: его репутация и карьера рухнули, словно карточный домик. Гонения начались после того, как на всю страну разлетелись слухи о том, что он якобы приставал к девочкам в детском летнем лагере. И ещё не ясно, чем завершится этот затянувшийся процесс, главное, что педофилом Грозовский был ославлен ещё до приговора суда.

А мы теперь опасаемся даже приблизиться к чужим детям. Может быть, если бы не было таких страхов, не случались бы и ЧП, когда потерявшиеся дети остаются без помощи. Ведь куда проще, увидев на улице малыша без родителей, пройти мимо. Мол, это не мой ребёнок.

Трехлетний Артёмка Кузнецов, погибший в июле на границе Воронежской и Липецкой областей, тоже жертва тотального равнодушия: ведомства соседних регионов слишком долго согласовывали свои действия по поискам потерявшегося малыша.

Увы, чужие дети для нас порой значат куда меньше, чем своя любимая собака! Мы заботливо покупаем породистым псам ошейники с радиомаячками, просим вживить под кожу идентификационные чипы. Копеечное, в общем, дело — стоят они сейчас дешевле мобильного телефона.

Во многих странах мира маленьким детям на одежду прикрепляют маячки, которые облегчают поиски пропавших. Информация о том, где находится ребёнок, через спутник поступает на компьютер или мобильник родителей. Почему подобную систему нельзя внедрить в России? Ведь GPS-датчики для автомобилей правительство пропагандирует весьма активно. Доживём ли мы до той светлой поры, когда жизнь маленького Артёмки Кузнецова для чиновников станет важнее колонны самых престижных "мерседесов"!

А в заключение позволю себе напомнить читателям один важный юридический казус. Есть у нас в УК РФ статья 125 — она предусматривает ответственность за оставление в опасности. Так вот, по сравнению с аналогичной 127-й статьёй УК РСФСР, действовавшей в советские времена, нынешняя — словно огрызок, от которого мало пользы.

В СССР под статью за оставление в опасности попадали даже прохожие, не вызвавшие скорую к человеку, которому стало плохо на улице. Теперь же гражданам можно просто пройти мимо умирающего, не утруждая себя хлопотами. И соседи зарезанной в Сасово семьи тоже чисты перед законом — не полицейские они, чтобы бежать на помощь, услышав крики. За глухоту души у нас в России не наказывают. Но равнодушие — как бумеранг, всегда возвращается. Когда-нибудь, когда с вами случится беда, не услышат и вас. Или сделают вид, что не слышат.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх