4586

Первый и последний

Он умер десять лет тому назад, 23 апреля 2007 года, и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Смерть всегда как бы подытоживает деяния умершего. Сначала мягко, а со временем — всё точнее и объективнее. Его любили и ненавидели. Почитали и презирали. Над ним смеялись и его боялись. Его чтили и унижали. Восхваляли и не понимали. А всех, с обеих сторон этой Личности, в России и за рубежом, были десятки, сотни миллионов землян. Потому что этой Личностью был Борис Николаевич Ельцин — великий русский мужик, первый Президент России, первый, кто добровольно отказался от власти, последний, кто с вершин этой власти пытался спасти СССР.

Здесь нет никакого преувеличения. В знаменитом «беловежском сговоре», при встрече лидеров России, Украины и Белоруссии 8 декабря 1991 года в Вискули, был подписан документ, определивший создание Союза Независимых Государств — слабое подобие СССР, но спасший бывшую империю от яростной, кровопролитной, гражданской войны.

Боже, сколько воплей и обвинений было выдвинуто против сего решения! Главными лозунгами, аргументами были упрёки в «развале СССР», «предательстве», но мало кто смог понять, что развал великой империи уже начался до этого «сговора», что Борис Ельцин, как и президент Украины Леонид Кравчук  и председатель Верховного Совета Республики Беларусь Станислав Шушкевич, имея многочисленные  данные о ситуации в стране, понимали лучше, чем кто бы то ни было: СССР не спасти! Центробежные силы распада отшвыривали от России Кавказ, прибалтийские республики, в меньшей мере — Азию, сеяли ненависть, непонимание, всё было на грани вооруженной схватки.

До сих пор сторонниками сохранения СССР умалчивается тот факт, что ещё при Михаиле Горбачеве, во время проведения Всесоюзного референдума о сохранении и обновлении СССР 17 марта 1991 года, в шести республиках (Армения, Грузия, Молдавия, Литва, Латвия и Эстония) референдум, по решению местных властей, не проводился. Референдум и был началом распада страны, где «низы» уже и не хотели, и не могли жить по-прежнему. Это глубоко осознал первый и последний президент РСФСР, взлетевший к власти после провала ГКЧП, где политические мертвецы попытались спасти СССР. Они тоже поняли, что процесс распада страны уже идёт полным ходом.

Борис Ельцин вписал свое имя в историю России, подписав судьбоносный документ о создании СНГ, который уберёг страну от гражданской войны, крови и смерти. Конечно, можно было спасти СССР старым, испытанным способом — ввести войска, штыками и автоматными очередями смирить недовольные народы союзных  республик, снова отдать все богатства России на потребление союзного окружения… Ельцин на это не пошел. Партийный бонза, добившийся в иерархии КПСС самых высоких вершин власти, сделал исторический шаг в сторону всемирных демократических принципов, которых, по большому счёту, он и не знал. Не так воспитан был. Понять это — удел думающих, беспристрастных и честных аналитиков и патриотов России.

Судьба Бориса Ельцина, казалось, банальна и проста. Всё складывалось как надо — учеба, производственная деятельность, верная и честная служба в рядах Коммунистической партии. Но были в этой биографии и тяжкие моменты. Всё учитывали беспристрастные анкеты, но не могли они учесть душевных терзаний сына репрессированного строителя, Николая Игнатьевича Ельцина, когда оставленную без кормильца семью выселили даже из барака! Убеждён, в глубинах памяти Бориса ядовитой занозой сидело это событие, исподволь постоянно отравляя его восприятие действительности, готовя его к полному отрицанию коммунистического режима. Не учитывали анкеты и драчливую смелость мальчишки, юноши и уже зрелого мужчины, не учитывали его протестную неприязнь к рабству, издевательствам и унижению. Но всё это было, таилось под спудом жизненного гнета, партийной дисциплины, глушилось водкой, иногда прорываясь безбашенной гульбой и залихватскими поступками.

Одновременно, год за годом, всё более и более, по мере накопления жизненного опыта, знаний, копился и взрывной заряд протеста против всей политической системы, её лидеров, методов управления страной. Квинтэссенцией этого протеста стал публичный выход из рядов партии на XXVIII съезде КПСС. Это был по-настоящему смелый поступок, ведь партия, её репрессивные отделы ещё жили, имели отработанные схемы наказаний вольнодумцев. Да и кто мог поручиться, что не нашелся бы в её рядах психопат-фанат с заряженным пистолетом, нацеленным в грудь отступника, которого многие искренне считали предателем.

До сих пор кипят споры аналитиков и историков, был ли Борис Ельцин настоящим, думающим реформатором или просто плыл по течению невероятно сложной политической жизни, делая всё возможное, чтобы самому не утонуть. Однако, просто вспомним… Став 29 мая 1990 года Председателем Верховного Совета РСФСР, Борис Ельцин инициировал и добился принятия закона о собственности, затем Съезд народных депутатов принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, в которой было предусмотрено верховенство российского законодательства по отношению к законам СССР. Россия словно сбросила с себя путы союзного государства и стала главной силой на всей территории СССР. Смею утверждать, что Борис Ельцин смотрел намного дальше и глубже, чем все другие политики страны, а уж тем более взбудораженная и ошеломленная народная масса. Можно, конечно, отнести это событие к усилиям Ельцина по укреплению и расширению своей личной  власти, но этими решениями страна живёт и сейчас, заметно и ясно очертив свои права на многие годы вперёд. Получила и новый праздник — 12 июня, ставшим Днём России. И разве можно не считать великой реформой создание президентской власти в России, введение первых в её истории всенародных, прямых выборов главы государства? Напомню, что первого и последнего президента СССР Михаила Горбачёва избирали депутаты 3-го съезда народных депутатов страны 1 января 1990 года. Народ в это время безмолвствовал. В чем-то избрание Горбачева напоминало избирательную кампанию в США, где выборщики от всех штатов "назначали" нового президента Америки.

Могучая фигура Бориса Ельцина на танке возле здания Верховного Совета СССР во время августовского путча 1991 года запомнилась всему миру и вошла в историческую хронику человеческого сообщества. Но мало кто задумался, как беззащитен был в эти минуты будущий первый президент России, какое мужество было нужно для того, чтобы спокойно общаться с народом, зная, что из любого окна, подъезда, просто из толпы в любой может вылететь пуля безумца или хладнокровного снайпера.

Трудно даже представить, как в невероятном политическом калейдоскопе гигантской империи под названием СССР, уместившемся в два крошечных для истории года (1990—1991), где рушилось и разваливалось всё — власть, экономика, армия, транспорт, производство, можно было найти правильное решение, выход из хаоса и начавшейся междоусобицы. Борис Ельцин упорно гнул свою линию по укреплению СНГ, преодолевая могучее сопротивление коммунистов, делегатов 6-го съезда РСФСР (апрель 1992 года), которые судорожно цеплялись за Конституцию и законы уже умершего СССР. Борис Ельцин в октябре 1993 года своим  волевым решением разогнал Съезд народных депутатов, а затем, когда в декабре 1993 года была принята всенародным голосованием Конституция Российской Федерации, новая Россия окончательно избавилась от законов СССР и стала действительно независимым государством. Борис Ельцин снова победил. Многие критики Ельцина упирали на то, что он яростно боролся за личную власть, ставил выше всего собственные амбиции. Но, скажите мне, как можно победить в политической борьбе без собственных амбиций и стремления к власти? Это просто невозможно.

Борису Ельцину вменялось в вину многое. При его правлении увеличилась смертность среди населения, уменьшилась деторождаемость. Экономика, производство, сельское хозяйство очень долго снижали свои показатели по всем параметрам. При массовой критике новой власти, её президента почти не слышны были голоса тех, кто объективно пояснял, что развал такой громадной, сложносочиненной державы, как СССР, просто не мог быть безболезненным и мирным. Чтобы что-то начать создавать, строить, восстанавливать, нужно было сначала остановить развал, сепаратизм, неверие. Нужны были время, деньги и воля. Времени катастрофически не хватало, денег вообще не было, а воля оставалась почти несгибаемой. "Почти" — потому что приходилось идти на политические компромиссы, просить поддержки и денег у Запада, США, отсрочек отдачи громадного государственного долга…

Воля уступала и из-за личных пристрастий президента. Борис Ельцин пил. В пьяном виде он приходил на Съезд народных депутатов, "дирижировал" немецким военным оркестром, бросал за борт прогулочного катера одного из своих сподвижников, не смог выйти из самолета на важную протокольную встречу с главой небольшого европейского государства. Примеров пьющих руководителей страны — хоть пруд пруди. Пили Иван Грозный, Петр Первый, пил президент США Джордж Буш-старший, не стесняется показаться пьяным при всем народе нынешний президент Украины Петр Порошенко. Но кутежи Бориса Ельцина вызывали тревогу за судьбу государства, да и всего мира, ведь в руках президента РФ была пресловутая "ядерная кнопка". Как вы знаете, обошлось всё благополучно. Хватило ума и воли не преступить грань. Но, как ни покажется странным, его пьяные и, в общем, веселые поступки вызывали даже симпатию у простых людей России. Забубенные выходки Ельцина олицетворяли облик того самого русского, понятного народу мужика, который способен и на дурь, и на умное решение, на драку и бескорыстную помощь. Но эта пьяная легкая завеса, вызывающая смех и издевки лидеров Европы и США, как бы скрывала гигантскую, неустанную деятельность президента России по вызволению страны из экономических, политических, конституционных (1992—1993 годы) кризисов, практическому созданию нового государства. Приходилось и просто воевать с путчистами в том же боевом, взрывном 1993 году, преодолевать решение народных депутатов об импичменте. На каждое решение, каждую победу — а получается, что президент Борис Ельцин не проигрывал никогда, — уходили силы, расшатывалось здоровье.

Череде поступков в жизни нашего президента — великих и небольших, драматических и смешных, — казалось, не будет конца. Но в финале своей политической карьеры Борис Ельцин сумел снова удивить тревожно и громко весь мир. Когда, казалось, страна начала успокаиваться, выходить из депрессии, когда появились симптомы её выздоровления в экономике, производстве, президент России Борис Ельцин заявил по телевидению о своей добровольной отставке. Я помню, как  мой телефон верещал беспрерывно, друзья-журналисты, живущие неподалеку, прибегали ко мне с растерянными и возбужденными лицами, засыпали друг друга недоуменными вопросами, сами же отвечали на них, иные просто не верили произошедшему, считая это выступление предновогодней шуткой. Было по-настоящему тревожно и непонятно. Но вскоре всё стало ясным: первый президент России первым в истории СССР и новой России сам отказался от высшей власти в громадной стране. Поступок мужественный, значимый и глубоко продуманный.

Как-то довольно быстро и мягко наступило забвение. Об ушедшем руководителе государства почти не вспоминали, скорая, через семь лет после отставки смерть Ельцина, похороны прошли незаметно, без пышности, присущей у нас в случаях проводов в иной мир правителей страны. И мало вспоминали потом политики, представители власти, журналисты, народ, что живем мы в той России, что была создана, выстрадана, поднята с колен деяниями её первого президента — Бориса Николаевича Ельцина. Время не только всё расставляет по своим местам, оно имеет способность менять наши представления о событиях, находить ответы на, казалось, неразрешимые вопросы, поэтому всем, кто ищет истину, кто мыслит без накипи злобы и обид, стало ясно одно: Борис Ельцин вошел в число самых великих сынов России. Он снова, уже посмертно,  добился этой новой победы. Нынешняя Россия — главный памятник её первому всенародно избранному президенту.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх