1697

Насекомые фундаменты науки

Фото: polytika.ru

(Некоторые имена в статье изменены)

В течение года я, выходя поздним вечером покурить на балкон, видел в окне дома, стоящего к моему под прямым углом, одно и то же. Там почти не меняя позы в свете настольной лампы сидел, согнувшись над столом, немолодой мужчина. По движению рук я понимал, что он что-то листает, иногда мужчина прижимался оком к окуляру микроскопа. Сидел он так постоянно далее чем за полночь. Домашние мои окрестили таинственного соседа "Доктором Фаустом". Познакомились же случайно, во дворе, выгуливая своих взятых в приюте собак – моего Жана и его Наполеона. В разговоре я, смущаясь, рассказал о своих балконных наблюдениях. Константин Ильич, так звали "Доктора Фауста", не обиделся, улыбнулся и широко развел руки: "Все пытаюсь объять необъятное! Боюсь, жизни не хватит. Я ведь занимаюсь насекомыми".

Поймав мой вопросительно-недоуменный взгляд, он добавил: "Все вопросы предвижу и понимаю. А вы знаете, что ученым известна о насекомых лишь примерно семидесятая часть того, что они представляют? Какое громадное пространство для изучений и открытий, гипотез и практики. Как и в любой фундаментальной науке. Днем я в институте, потом лаборатория, летом в экспедициях. Ни черта не успеваю, еле смог кандидатскую защитить. Но ни о чем не жалею. Интересно до умопомрачения. И материала набрал столько, что хватит на пару докторских. Если времени хватит, докажу, что насекомые – мыслящие существа".

И он так сурово и пристально поглядел на меня, что я почувствовал себя тем самым насекомым, о котором известна лишь семидесятая часть того, что оно из себя представляет. Но знакомство с насекомоведом Константином Ильичом зацепило мое любопытство, и первым делом я прочитал и узнал, что его сфера деятельности отвечает таким понятиям фундаментальной науки, как получение новых знаний функционирования и развития окружающей природной среды, изучение мироздания, законов природы… Узнал и то, что многими процессами в естественной жизни управляют именно насекомые, число которых не поддается учету, как не поддались до сих пор расшифровке их удивительные действия в строительстве, организации семейной и общественной жизни, в междоусобных войнах. Понял я и то, что истинном ученому, такому как Константин Ильич, не хватит этой жизни, чтобы все познать в выбранной им науке. Ибо его путь – постоянное познание, а значит – постоянное совершенствование, путь настоящего ученого. Путь к идеалу, который, как известно, недостижим.


Фото: соцсети

Через недельку после нашего знакомства с ученым соседом мне позвонил мой старый знакомый, недавний депутат Госдумы РФ Александр Викторович, и радостно сообщил: 

– Поздравь меня! Купил фирму и получил звание кандидата наук. Фундаментальных! Химических!

– Каких? – лунатически спросил я.

– Да на черта тебе знать? Я сам-то выговорить не могу. Главное – обошлось всего в тридцать пять тысяч!

– Всего? – уже осознанно поразился я.

– Так баксов же, не рублей! Но все равно дешево. Обычный вариант – пятьдесят. Теперь это мне в подмогу. И в работе, и в политике.

Я здесь же вспомнил одного из бывших руководителей северных территорий, который последовательно защитил две диссертации. Оставаясь косноязычным и неграмотным, издал толстую книгу. В общем, стал ученым. И исчез из всех сфер жизни, в том числе, конечно, и ученой.

На следующей встрече с Константином Ильичом я поинтересовался, занимался ли он когда-нибудь общественными делами, политической деятельностью.

Он удивился: "Да как же я могу оторваться от своих насекомых? У меня нет времени в магазин сходить. Нельзя, нельзя рвать на части свою жизнь, лепить ее из лоскутков. Может, кому-то это и удается… Но это обычно профанация и одного и другого. Хотя сейчас многие бизнесмены, политики получают ученые звания. Для чего? Расширения функций? Не очень понятно. В науке им ничего не добиться, вот престижу набрать, прикрыть свое невежество – может быть".

"Но это обходится не дешево".

"Я и говорю – политикам и бизнесменам. У них денег хватит на все. И на звание академика, – рассмеялся Константин Ильич. – Живут не хуже насекомых, у которых тоже много функциональных обязанностей".

Трудно отследить, что началось раньше – получение бизнесменами и политиками ученых степеней или же примыкание корифеев науки к политике, общественной или другой деятельности. Пример академика Андрея Сахарова – исключение, дань времени и перелому в жизни страны, при этом известный правозащитник почти полностью ушел из науки, сначала отдав ей максимум знаний, таланта и сил. А сейчас волна смешений званий и деятельностей стала мощной и заметной. Почти каждый из тех, кто представляется общественности как известный деятель (производственной, экономической, политической сфер жизни), – обязательно кандидат наук, профессор, нередко член-корреспондент РАН или уже даже академик. Обвешиваются эти деятели звучными званиями словно грудь Леонида Ильича Брежнева наградами, который, как известно, к тому же умудрился стать писателем, маршалом, ученым и… героем многочисленных анекдотов именно из-за своей страсти к наградам и званиям.


Фото: http://rusplt.ru

Он стал автором, стартером для сегодняшней профанации научных званий и наград, которые из-за своей массовости, нередко нелепостей, бессмысленности, несостыковки интеллектуальных возможностей человека и темы его диссертации или научных трудов превращаются в шутовской наряд. Я встречал политиков, милиционеров, различных деятелей общественной жизни без высшего образования, защитивших звания кандидатов в самых различных науках, даже таких как физика, химия, медицина, не говоря о смутных социальных или международных проблемах. В сфере насекомых подобных работ пока не встретил.

И все бы ничего, наплевать истинным ученым на случайных попутчиков, но в мире науки стало все чаще случаться явление ухода настоящих корифеев знаний в мир бизнеса, политической деятельности, даже к правительственной работе. Чаще всего стимул один – деньги. Иногда – искреннее желание вмешаться в ход событий своей или чужой страны с целью что-то улучшить. Страдает при этом именно фундаментальная наука, откуда "утекают" хорошие мозги сильных ученых. При этом нет ни одного (!) случая яркого взлета на политическом или общественном небосклоне тех ученых, что "изменили" своей профессии. Российская наука, как кладовая знаний, заметно оскудела начиная с 90-х годов прошлого века. Пришло время менять ситуацию. Сохранение научного потенциала, о чем недавно говорил на заседании Совета по науке и образованию президент Российской Федерации Владимир Путин, должно быть не только "на получение принципиально новых знаний", но и создание условий для "научных исследований, чтобы Россия стала центром притяжения для ученых во всем мире". Говорил он и о поддержании расходов на науку в процентах от ВВП. Позиция главы государства проста и ясна. Надо возрождать научный потенциал страны, ее интеллектуальную элиту.

Последние годы в Россию стали переезжать интеллектуалы, актеры, спортсмены из других стран (чего не было десятки лет), то есть стали созревать необходимые условия для жизни и деятельности в нашей стране, делая ее привлекательной и защищающей. Материальный стимул, конечно, мощнейший фактор в привлечении мозгов, но необходимы и другие действия. Например, право защитить диссертацию первым делом должны иметь те, кто имеет образование, стаж и опыт работы именно в той научной сфере, что изложена в теме диссертации. То есть здесь должен быть наведен интеллектуальный порядок, заслон проходимцам от науки. Это основа для привлечения в науку молодых талантов, развития базы фундаментальной науки. Той науки, что создала космическую и военную технику, высочайшие технологии в промышленности, экономике, сельском хозяйстве. Великие российские умы, такие как Владимир Вернадский, Иван Сеченов, Иван Павлов, Дмитрий Менделеев, Лев Ландау, Николай и Сергей Вавиловы, Петр и Сергей Капица, Сергей Лебедев и другие, всех и не упомнишь, в своих изысканиях, открытиях опирались на фундаментальную науку, одним из постулатов которой стали "базовые принципы большинства гуманитарных и естественнонаучных дисциплин".

И к этой базе, ее укреплению, расширению и обогащению, сейчас повернулась Россия, вспомнив, как именно ее мыслители, теоретики и испытатели своей деятельностью возносили мощь и благосостояние государства, отдавая тяжкому труду всю свою жизнь, не разменивая ее. Сейчас создаются условия для нового расцвета научной деятельности в России, для тех ученых, что не мыслят другого существования, как только в науке. И среди них мой сосед, Константин Ильич, которому, может быть, все-таки хватит своей жизни, чтобы создать особый научный фундамент, доказать, что его подопечные – мыслящие существа, в отличие от тех, кто для доказательства своего умения мыслить покупают научные диссертации.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх