8873

Что и как приводит человека к коррупции

Миллиарды полковника Захарченко уже стали притчей во языцех. Деньги в разных валютах мира, упакованные в клетчатые сумки челночников, вывозили на "Газели". Сам полковник с лицом Чингачгука спокойно твердил из-за решетки: "Деньги не мои, никогда их не видел, откуда взялись, не знаю".

Так вот, и давайте попробуем рассмотреть, что же заставляет даже высокопоставленных офицеров и генералов силовых структур идти на такие преступления, о которых мы слышим и читаем чуть ли не ежедневно. Эти люди по своей сути и по месту своей службы призваны бороться с нарушением закона, с преступлениями, в том числе экономическими и финансовыми. В сферу их профессиональной работы и интересов попадают крупные компании, бизнесмены, банкиры, чиновники, рядовые граждане, профессиональные преступники.

Служба в органах правопорядка трудна, опасна, связана зачастую с риском для жизни. И это в любой стране, какую бы вы ни назвали. И с этим трудно спорить. Действительно, по роду своей работы они в меньшей степени принадлежат себе и даже своим семьям, они все время находятся на службе государства, зачастую у них нет даже свободного личного времени, даже их трудовой день не нормирован.

Да, им выплачивается довольно высокое по меркам нашей страны вознаграждение. Так средняя зарплата полковника полиции составляет 80-90 тыс. руб., а генерала – 90-120 тыс. руб. Как видно, это существенно превышает средний доход по стране и даже по самым богатым регионам.

Они ежедневно видят собственными глазами, какие реально огромные деньги крутятся и проходят мимо государственной казны. Они распутывают разнообразнейшие виды афер, мошенничества, обмана. Они видят то, что для нас – простых граждан – зачастую сокрыто в недрах компаний, за различными грифами секретности и коммерческой тайны.

Психология безудержного накопления

Работая изо дня в день среди больших денег, возвращая их в казну государства, психологически они вольно-невольно начинают сравнивать свои денежные доходы с теми деньгами, которые крутятся вокруг них. А дома у них нуждающиеся дети, братья и сестры, различные родственники. Вот-вот начинает мелькать мысль о том, что государство – большое, не обеднеет от того, что я себе немного оставлю и пойду на сделку с собой и своими принципами. А мне сейчас деньги ой как необходимы: что-то купить, за что-то заплатить. Вот и оказывается, что такой денежный и финансовый соблазн для некоторых, возможно, становится сущим дьявольским искушением. Именно для некоторых, которые пошли служить изначально не из корыстных побуждений, а не поголовно для всех.


Фото: depositphotos

Наряду со специфической профессиональной подготовкой и опытом работы с криминалом все эти люди имеют высшее юридическое образование, знают законы. Они прекрасно ориентируются в том, как работает и функционирует российская правоохранительная система. Они знают, как преступники умеют заметать следы своих преступлений. Они изучили всевозможные лазейки в теории и практике юриспруденции. Поэтому и немудрено, что такой соблазн легких денег может стать наваждением и способен поколебать даже самые крепкие головы, самые твердые принципы.

Безусловно, очень трудно спорить с утверждением, что деньги никогда лишними не бывают. Но вот ведь интересный вопрос, который меня всегда интересовал: а сколько же надо человеку денег для полного счастья? Честно говоря, мне всегда думалось, что у людей имеются какие-то реальные пределы накопления денег. Однако, занимаясь психологическим консультированием и задавая из года в год людям один и тот же вопрос о том, сколько же им надо денег, все чаще и чаще слышу один и тот же ответ: "Чем больше – тем лучше!" Другими словами, складывается устойчивое впечатление, что появилась довольно устойчивая популяция граждан, у которых этого самого чувства денежного насыщения просто нет. И сколько бы у них ни было этих самых денег, им все мало и мало.

А куда же девать офицеру, находящемуся на службе государства, нажитые тяжким и неправедным трудом миллионы? Ведь законно эти деньги нельзя кому-то показать, вывести в свет, в оборот, положить в банк, вложить в дело, нельзя просто сбежать со службы за границу и т. п. Остается или уходить в теневую экономику, в криминал, или же скупать картины, драгоценности, антиквариат, машины, квартиры и прочую недвижимость. Они прекрасно понимают, что невозможно полученные криминальным путем деньги просто потратить, не привлекая пристального внимания своих коллег по ремеслу.

А раз деньги нельзя потратить, не привлекая к себе лишнего внимания, то вот тогда-то эти самые деньги начинают попросту складировать и хранить дома в коробках, сумках мертвым грузом, чем доставляют обладателям большие неудобства.


Фото: depositphotos

Вероятно, владельцы таких подпольных капиталов считают, что деньги дают нужное им ощущение своей человеческой полноценности, а может быть, какой-то особенной силы. Люди полагают, что повысят свою личную или общественную значимость, свою самооценку или они получат что-то еще очень важное в глазах близких и знакомых.

На мой взгляд, превосходно такой тип накопителя, его психологию описал в "Скупом рыцаре" А.С. Пушкин аж 200 лет назад. Видимо, это произведение слишком рано проходят в школе, что у взрослых воспоминания о нем и его центральном образе полностью выветриваются.

Как-то так в жизни получается, что те самые деньги, которые, как казалось, изначально дадут свободу, независимость, хорошую беззаботную жизнь, улучшат материальной быт, все-таки не дают им существенного улучшения их психологической жизни.

Кто же идет в правоохранители?

Мне представляется, что работать в правоохранительную систему и юриспруденцию люди все-таки идут не приговору народного суда и особому внешнему принуждению, а только по собственному внутреннему выбору. А вот когда некоторые идут работать в эти системы только с целью собственного обогащения – здесь дело хуже. Эта публика заранее психологически готова на все! Но о них-то на этих страницах речь не идет.

Сразу же возникает этот вопрос из вопросов: кто и с какой целью идет работать и служить государству в правоохранительной системе? Какие же существуют критерии отбора абитуриентов и выпускников для дальнейшей работы? Ведь уже в институте зачастую видно, кто чего из студентов стоит, кто и на что способен. А ведется ли такая работа, такой отбор целенаправленно в юридических вузах? При взгляде на конечный результат такого мнения не складывается.

Вот начал служить молодой человек, и каждый день он сталкивается с тем, что нормированный рабочий день как таковой у него отсутствует. Часты вызовы на службу во внеурочное время, недосыпы, постоянные стрессы, тревоги. Частое отсутствие дома может нередко создавать проблемы и с женой, и с детьми. А как же можно сбросить психоэмоциональный груз, как можно восстановить свою психику в таких непростых внешне-агрессивных условиях? И большинство выбирает доступные и известные направления: алкоголизацию, внебрачные половые связи, реже охоту и рыбалку, ну еще в России это может быть и баня. И такое не только в нашей стране. Это наблюдается в среде правоохранителей повсеместно в мире, в каждой стране. В частности, в специальной литературе об этом часто упоминают.

А вот внедрения специальных реабилитационных психологических программ для этой категории граждан особенно не видно. Другими словами, человек годами работает в трудных психологических условиях без реальной профессиональной психотерапевтической помощи. Можно представить, каким перегрузкам и деформациям подвергается личность человека. А тут вот оно рядом, вот они деньги, вот она, как кажется, свобода от всего и ото всех, вот оно то, что обеспечит меня на пенсии.

А успокоить свою совесть, вероятно, можно различными самовнушениями и самоутверждениями, как то, что государство мне мало платит, что мой труд недостаточно адекватно оценивается. Как частенько говорят в голливудских фильмах проворовавшиеся полицейские своим коллегам: "Ну, что же ты мне можешь дать за мою работу – жалкую пенсию? Я раскрываю и распутываю для государства многомиллионные, а то и многомиллиардные аферы, и за это получаю только зарплату и иногда какие-то поощрения".


Фото: depositphotos

Думается, что люди, борющиеся с преступностью во всех странах, могут испытывать такие или сходные чувства и так думать. Из них кто-то справляется, и таких, будем надеяться, большинство, ну а кто-то и нет, и не справляется.

В сухом остатке

К моральному выбору разрешить себе преступить закон приходят разными путями.

1). Путем сознательного выбора этой профессии как способа обеспечить себе безбедное будущее.

2). Или после успешной и даже безупречной службы у людей может возникать чувство обиды на коллег, начальство, государство, страну. Может появиться ощущение у человека, что все – в том числе и само государство, и власть – недооценили и тем самым оскорбили его в самых лучших чувствах. И вот тогда человек отбрасывает все щиты благопристойности и законопослушания и начинает делать деньги из своей службы.

3). И третья категория – это люди, которые убеждаются в том, что раз система преступления и наказания работает недостаточно эффективно, то почему бы им самим не преступить закон, зная, что наказание может и не настигнуть, а профессиональные и юридические знания и опыт им в этом помогут.

Вот приблизительно по такой психологической схеме и происходит уход в теневой бизнес и криминал такого рода правоохранителей. Совершил разовое правонарушение, ушел в тень – а потом уже сама система не позволит остановиться и вернуться назад. Люди начинают меняться и психологически, морально и нравственно.

Все, конечно же, обратили внимание, что когда происходят аресты таких офицеров и находят у них дома, в кабинетах зачастую огромные суммы денег, их ответ, откуда деньги, как правило, один: я не знаю ничего, я не имею к этому никакого отношения, это провокация других конкурирующих спецслужб, это подстава и т. д. Тот же полковник Захарченко, недавно арестованный за взятки, заявил: "Все эти миллиарды – не больше, чем юмор".

Как правило, после ареста все, еще вчера активные, сильные, самоуверенные и такие бравые офицеры, почему-то моментально становятся беспомощными, слабыми, ничего не знающими и ничего не ведающими.

Много лет назад в годы т. н. застоя министр КБГ СССР Ю.В. Андропов думал решить проблему искоренения коррупции в тогдашней милиции только тем, что на место милицейских начальников стал назначать проверенных офицеров своей службы. Он был достаточно умным и дальновидным человеком, но вскоре ему пришлось убедиться, что это ошибка. И действительно, все остальные через некоторое время стали убеждаться в том, что те самые проверенные и испытанные временем чекисты превращаются на новой своей службе в таких же самых недавно уволенных коррумпированных милиционеров.

Очень похожую картину можно наблюдать и сейчас, когда действительно талантливые и заслуженные оперативники превращаются в мздоимцев. Очень бы не хотелось думать, что такие места службы являются "гиблыми или проклятыми". Потому что те, кто призван вершить охрану и защиту, действительно страшны и довольно часто недоступны для контроля того же общества.

Становится временами страшно. Особенно когда у такого офицера, имеющего власть, появляется ощущение своего всемогущества, ощущение того, что он может карать, а может и миловать, и награждать. А раз где-то у людей много денег и у них появляются проблемы с законом, то неодолимым может стать соблазн "помочь" таким бизнесменам решить все и сразу их проблемы, а заодно самому неплохо заработать.

Эти офицеры забывают, что нельзя просто раз сделать и все прекратить: им этого не позволят те, кто им уже платил, кому платили они, да и тот же криминальный мир, в который они вошли. Как подтверждение этому – выявленная прямая связь между этими недавно арестованными генералами и высшими офицерами и ворами в законе.

Преступление и наказание

Известно, что любое деяние простого гражданина против исполняющего служебные обязанности карается существенно строже, чем такое же деяние против обычного человека. А вот когда речь заходит о наказании за свершенные преступления людей в погонах из правоохранительной системы, то здесь все как-то уравниваются и получают сходные меры наказания, сходные сроки, а то и меньше.

Да, мало кто желает садиться в тюрьму – это факт известный. Но еще меньше желания возвращать то самое нажитое "непосильным трудом". Обратите внимание, как буквально насмерть в судах бьются за "свою" собственность коррупционеры, их родственники и их адвокаты.


Фото: depositphotos

Наша наказательная система является все еще несколько странноватой: то слишком мягкая для каких-то серьезных правонарушений, то, наоборот, необоснованно суровая к мелким. И всегда включает в себя тюремный срок, а вот о полном возмещении ущерба речь идет в меньшей степени и реже. Да и возмещается только тот ущерб, который явно доказан.

Возмущенные же граждане, когда речь заходит о казнокрадах, часто сразу начинают голосить, мол, надо вводить смертную казнь, вот тогда и воровать не будут. История и мировой опыт прекрасно показывают, что введение высшей меры наказания никогда не останавливает преступников. Поэтому-то в западных странах предпочитают не только посадить, но как следует финансово наказать. Дабы остальным неповадно было.

Вспомните пресловутое громкое дело "Оборонсервиса", когда были реально украдены многие миллионы, а главные фигуранты дела отделались легким испугом. У той же Евгении Васильевой было обнаружено более 50 тысяч драгоценных камней, 19 килограммов золота и платины на сумму 130 миллионов рублей. Вряд ли у нее все нажитое непосильным трудом конфисковали из явной собственности, не говоря о сокрытой. Хотя что-то мне говорит, что в ходе следствия было выявлено много другого имущества и денег, но это не попало в печать.


Фото: twitter

Наши любители сравнивать Россию и Запад что-то скромно молчат о том, как на Западе борются с такого рода преступлениями. А там, на самом демократичном в мире Западе, за такие преступления государство карает ох как строго. Можно получить не те 15 лет максимального наказания, как у нас, а за каждое преступление по 15-25 лет, а то и несколько пожизненных сроков, не говоря о штрафах, неуплаченных налогах, конфискациях движимого и недвижимого имущества и проч.

Да, правовая система нуждается в реформировании. Да, борьбу с коррупцией надо продолжать и продолжать. Да, страна имеет право знать своих "героев"-коррупционеров. Да, необходима такая система, чтобы наказание было настолько действенным, чтобы напрочь отбивало желание у других делать такие вещи. Безусловно, что то самое нажитое непосильным трудом и записанное на друзей, подруг, родственников также должно изыматься на законных основаниях.

Чисто по-человечески, конечно, хочется, чтобы наступило как можно быстрее, а лучше уже сегодня, верховенство закона перед всеми гражданами, чтобы мы избавились от той самой раковой опухоли коррупции, которая не позволяет стране ни развиваться, ни двигаться вперед. Из медицины всем хорошо известно, что если злокачественную опухоль вовремя не удалить, то, продолжая расти, она неминуемо убивает сам организм. Правда, после смерти организма эта опухоль умирает вместе с ним. Но опухоль может этого не понимать или не знать, а вот сами коррупционеры наверняка хорошо понимают, что без государства, вне России им не только не жить, но и не выжить.

Психолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх