3447

Унижение и наказание

Страну охватила какая-то странная психологическая эпидемия, поветрие. В последние годы у довольно значительного числа молодых людей в разных концах страны внезапно проснулась потребность ощутить себя известными и знаменитыми, добиться своей минуты славы любым путем. И складывается впечатление, что не только цена содеянного не имеет для них значения, но и даже то, что они делают с морально-этической и нравственной точек зрения.

Можно унизить и оскорбить человека, снять на видео и обязательно всем это продемонстрировать, выложив в Сеть.

Так, в начале лета в Волгограде после выпускного вечера подростки напоили, а затем надругались над своей бывшей одноклассницей и любовно продемонстрировали свои видео-«подвиги» и саму беспомощную жертву в социальных сетях.

В Псковской области группа подростков приняла участие в истязаниях 14-летней школьницы. Над своей жертвой они надругались и также опубликовали фотографии своего преступления в Сети.

Столица тоже не осталась в стороне. Всем памятны летние автомобильные приключения всевозможных мажоров на дорогах города. И опять же неизменная повторяющаяся раз от разу подробность: снимается собственное правонарушение с собственными комментариями и опять же вся информация выкладывается на всеобщее обозрение.

А вот совсем на днях 24 августа 2016 подростки избили школьницу в Прикамье, любовно сняли расправу на видео, и, конечно же, тоже все выложили в интернет.

Список можно продолжать долго. Но во всех такого рода "художествах", "приключениях", "подвигах" наблюдается определенная тенденция – неуёмное, да и мало объяснимое желание выставить на всеобщее обозрение своё деяние.

Что же это такое? Желание ощущать себя героем, известной личностью? Жажда славы любой ценой? Неизжитый в процессе роста и взросления детский инфантилизм? Уверенность в собственной безнаказанности, что именно мне можно все? Отсутствие должной и адекватной реакции со стороны общества и родителей? Жажда получения каких-то сомнительного свойства восторгов от своих ровесников? Как видите, одни вопросы. Ответов мало, а если и есть, то они не удовлетворяют и не полностью вскрывают причины таких поступков и деяний.

Хочу попытаться ответить хотя бы на часть из них.

Еще в относительно недавние времена было такое четкое для всех понятие, как честь. Честь дворянина, чиновника, офицера, купца, человека – и это не были пустые красивые слова. За ними стояли живые люди со своими взглядами, мировоззрением, чувствами. Поэтому посягательство на честь и достоинство личности всегда заканчивалось вызовом соперника на дуэль, где совершенно реально, а не понарошку, могли убить в честном поединке при свидетелях. И многих это невольно удерживало от свершения многих деяний, ну а кто не мог держаться, тот подвергал себя и свою жизнь смертельной опасности.

И само общество с понимаем относилось к дуэлям, хотя власть повсеместно запрещала и наказывала за это. Более того, человек, отказавшийся от дуэли, становился для общества изгоем, считался обесчещенным и недостойным.

Каждый может возразить: сейчас, мол, XXI век, люди другие, необходимо действовать по закону, все конфликты улаживать в суде и т.д.

Да, законы, по идее, должны оберегать и защищать любого человека вне зависимости от занимаемой должности, званий, заслуг, наличия или отсутствия денег. Когда человек такой защиты от закона не получает или не может получить, то что же оскорбленному и униженному делать?

Идти мстить самому, самому стать прокурором, судьей и палачом? Самому нарушать закон и становиться в глазах закона преступником? Или же смириться с собственным бесправием и унижением и проглотить всё? Да и не каждый может решиться мстить.

Кстати, обратите внимание, насколько близки каждому такие личности и персонажи, как Робин Гуд, тот же Зорро или пушкинский Дубровский. Умом-то мы понимаем, что они нарушали закон, но почему-то именно они близки нашему сердцу. Может быть, потому, что они по-человечески и по совести правы, и поэтому нам милы и симпатичны, хотя по закону – все наоборот.

А что же мы наблюдаем сейчас в нашей стране. Провозглашено верховенство закона, перед которым все равны. А как на самом деле? А вот на практике зачастую все может быть по-другому. Влияние, связи, деньги, возможности – все это позволяет избегать серьезного наказания за очень тяжкие поступки.

Да, преступления, заканчивающиеся смертью человека, в подавляющем большинстве становятся резонансными и скрыть их или замолчать не получается.

А вот экономические преступления – совсем другое дело. Здесь возможно все. Мне приходилось часто слышать, как случайные люди в метро, транспорте, на улице комментировали то или иное громкое экономическое преступление против страны. Суть этих комментариев можно свести к следующему: чем больше какой-то фигурант украл у страны, тем меньше ему реальное наказание. Если украл до миллиона – могут посадить, и надолго, а вот если утащил миллиард – условный срок заключения.

Не хотелось бы кого-то задеть этими словами, но так говорят люди. С их мнением можно и не считаться, но люди высказывают то, что думают на самом деле по поводу происходящих событий. Да и говорят-то об этом как о будничном, повседневном. Видимо, мало верят в то, что существует справедливость и равенство пред законом всех.

За преступления, затрагивающие честь и достоинство человека, о которых мы узнаем из СМИ и телевидения, еще меньше шансов достичь сатисфакции, особенно если униженный и оскорбленный человек не имеет реальных шансов получить удовлетворение то ли в силу своего социального положения, то ли в силу нежелания придавать свое унижение еще большей публичной огласке, или же по каким-то своим другим причинам.

А раз так, то такое преступление остается безнаказанным, не осужденным обществом и законом. Так вот, не это ли главная двигающая причина тех деяний молодых людей? Совершая преступление, они, скорее всего, были абсолютно уверены с своей исключительности и, естественно, безнаказанности, в своем праве такое творить. Они разрешили себе это сами.

А с другой стороны, если есть преступление против чести и достоинства человека и нет должной общественной реакции, наказания по закону, то на общественной арене начинают появляться своеобразные народные мстители. И вот этому предположению я на днях получил подтверждение, прочитав о том, как один преступник на видео признался в совершении преступления и назвал поименно всех своих соучастников. Кто-то его нашел и каким-то образом "убедил" сделать это. А само отснятое видео пошло гулять по просторам интернета.

Такие действия взывают определенную психологическую симпатию к неизвестным народным мстителям, а с другой стороны - это достаточно тревожный знак. Неназванные люди, по сути, просто предложили сделать выбор правонарушителю и дали полиции шанс доказать свою эффективность. А вот последует ли за это реальное наказание этого правонарушителя – поживем-увидим.

Конечно же, это признак того, что сама система наказания работает неэффективно как по поиску, так и по наказанию злоумышленников. Однако у меня есть опасение того, что такое самоуправство кому-то может понравиться и начнется волна самосудов и наказаний.

В Псковской области суд вынес приговор двоим 15-летним подросткам, признанным виновными в истязаниях 14-летней школьницы. За надругательство и публикацию фотографий своего преступления в Сети молодые люди наказаны лишением свободы на два года в воспитательной колонии. Но более юные участники издевательств избежали уголовной ответственности в силу своего малого возраста. Мол, они еще маленькие, мол, дети еще, сами не ведали, что творили.

Вопрос о том, когда же наступает реальная ответственность за преступления и в каком возрасте - у нас в стране по-прежнему дискутируется. Хотелось бы напомнить, что в таких оплотах демократии и свободы, на которые так любят ссылаться наши правозащитники, как Великобритания, Франция, Швейцария, да и США, уголовная ответственность за преступления детей наступает значительно раньше, чем у нас.

Вот написал и вспомнил реальную историю, произошедшую несколько лет назад в одной из московских школ. Выступала перед школьниками милая эрудированная женщина-офицер, занимающаяся детскими правонарушениями. Она довольно подробно и хорошо рассказала, что делать детям нельзя, за что они могут быть наказаны, с какого возраста начинается их реальная ответственность за правонарушения. А я там же стал невольным свидетелем части разговора трех детей. Один 12-летний мальчик говорил своим сверстникам: "Вот видите, я же вам говорил - нам еще мало лет, поэтому нам за это ничего не будет!"

Вот как отреагировали на правильное в целом выступление некоторые детки. Так у меня вопрос: разве они являлись такими несмышлеными и маленькими, что не понимали, что хотели совершить? Думается, что нет. Скорее всего, они все между собой уже обсудили раньше. Их интересовало только одно – будут или не будут они наказаны. Думается, что, услышав о безнаказанности, они, скорее всего, совершили планируемое.

Так вот получается, что если нет реального наказания, то кто-то решит, что ему-то и можно себе все позволить. И чтобы мы ни писали, чтобы публично ни обсуждали и осуждали, но без реальных практических наказаний этот воз проблем не сдвинется с места. И, как мне представляется, не всегда надо обязательно наказывать только тюрьмой и реальными сроками. Наказание, по сути, может быть любым, но обязательно гласным.

Необходимо добиваться того, чтобы любое наказание стало реально действенным, становилось известным всему обществу, а не оставалось сокрытым и ненаказанным. Народ желает знать своих «героев» и как этих героев наказывает общество.

Конечно же, надо также помнить, что даже самые законопослушные граждане при уверенности в безнаказанности своих поступков в какой момент не смогут преодолеть соблазн совершить что-то противозаконное.

Психолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх